Назаров Илья Федорович: жизнь и творчество

На фронтах Великой Отечественной






Стихотворение, посвященное 150 стрелковой дивизии первого формирования


В бумагах покойного отца я отыскал интересное стихотворное произведение на трех страницах машинописного текста. Называется оно «Первое формирование» и имеет подзаголовок – «посвящается ветеранам 150 стрелковой дивизии первого формирования». Отец мой войну начинал как раз в составе 150 стрелковой дивизии, куда его призвали еще до начала войны. На полях рукой отца написано:

Я был курсантом учебной батареи 418 Гаубичного артполка, входившего в состав 150 стрелковой дивизии. Командиром полка был майор Тарасов. Дивизия располагалась в Одессе. Боевая тревога была объявлена 18 июня. Мы находились в летних лагерях. 3 дня не занимались. Куда-то увезли палатки. А в ночь 22 июня в 4 часа утра Дивизия двинула к границе. Вечером 22 июня наш полк занял огневую позицию у реки Прут, а 23 июня мы вели огонь по наступавшим фашистам.

Стихотворение было прислано из Молдавии руководителем группы «Поиск» Кочумийской средней школы Кантемирского района учительницей Раисой Евстафиевной Бусуёк. Эта группа собирала материал для «Летописи 150 СД I формирования». 9 мая 1987 они организовали встречу ветеранов 150 СД I формирования. Отец на нее поехать не смог.

А вот и сам текст:

Не видели мы этих мест
С того нам памятного лета:
Здесь первый бой был, первый крест,
Здесь ночью – первая ракета,
Здесь на границе, у реки
С фашистами дралась застава,
Нашей дивизии полки
На помощь шли к ней слева, справа.
Здесь был окрашен кровью Прут,
Земля хранит следи сражений,
Могилы список павших ждут
Из довоенных поколений.
Но где и как их разыскать, –
Кто был в боях, осталось мало,
Легко ли вспомнить, рассказать,
О всех, кого тогда не стало?
И вот, я снова в том краю,
Земля щедра здесь и богата,
Друзья, не всех вас узнаю, -
Солдаты стопятидесятой.
Мы в окружении друзей
Нас принимают как героев,
Сердца этих простых людей
Питают чувство к нам большое.
Беседы теплые ведут
Руководители района,
В хозяйствах все смотреть дают
Без рапортов и пустозвона,
В течение трех полных дней
Два комсомольца опекали
Нас, словно маленьких детей
Их Костей и Иваном звали.

Здесь в Кантимире есть село
С названьем нежным «Кочулия»
Оно в сердца наши вошло,
Как имена, места святые.
Товарищ Рая Бусуек,
Вложили душу Вы в идеи:
Связать нас в прочный узелок
И в школьном отразить музее.
В Вашем лице благодарим
Ребят, кто к поиску причастен,
И пожелать им всем хотим
Успехов, радости и счастья.
Она прошла нелегкий путь
За три отпущенных ей года,
В историю коль заглянуть,
Там две войны и два похода.
Особенно была трудна
В период первый отступления
С фашистами наша война
Враг вел ее на истребление.
Мы отступали на Восток,
Бывало в панике бежали
Порой поесть, воды глоток
Попить никак не успевали.
Теряли мы своих бойцов
На южных фронтовых дорогах
Несчастных матерей и вдов
Мы избегали взглядов строгих.
Могли ль они, да и мы понять
Зачем так быстро отступаем
Ведь собирались воевать
Мы не в своем родимом крае!
Но боль и слезы, смерть и кровь
Не помещали, твердо верить,
Что мы сюда вернемся вновь.
Чтоб нам ни стоили потери.

Никто не МОГ предугадать,
Какие будут их размеры,
Что нам придется Харьков сдать,
Что попадут в плен офицеры.
Что полк наш перестанет жить,
Что части, все соединенья
Не смогут знамя сохранить,
Попав в двойное окруженье.
Без жертв не может быть войны,
И обескровленные части
Сменить на новые должны
Решением верховной власти
Так сотни боевых друзей
С своей дивизией расстались
Лишь номера ее частей
Без изменения остались.
И вот прошло с тех давних пор
Без малого почти полвека,
Мы в Кантемире разговор
Ведем о судьбах человека.
Ты помнишь, как мы, Алексей,
Склонились все в поклоне низком
Над прахом наших пушкарей,
Что вечно спят под обелиском?
Всегда их будем вспоминать
На торжества, на месте сборном,
К могиле мысли устремлять
В молчании, в раздумье скорбном.
О павших память не умрет
Известность стопятидесятой
К потомкам нашим перейдет
И славой обрастет крылатой.

Май–октябрь 1987 г., Ленинград, Железноводск, Э. И. Заславский

Эмиль Иосифович Заславский в рядах 150-й стрелковой дивизии служил командиром 418-го топографического взвода в советско-финскую войну 1939–1940 гг.

В документальной повести «Здравствуй, Андрей!» мой отец пишет:

Недели две наша сто пятидесятая дивизия первого формирования сражалась в приграничной зоне. Каждый день шли кровопролитные бои. Я упомянул «первое формирование», потому что были и второе, и третье... Сто пятидесятая дивизия участвовала в штурме рейхстага. Дошёл ли кто туда из бойцов первого формирования, не знаю, но все мы, оставшиеся в живых, искренне гордимся, что начинали войну в такой легендарной части.

Официальное Знамя Победы
Напомню, что официальным Знаменем Победы является штурмовой флаг 150-й ордена Кутузова II степени Идрицкой стрелковой дивизии, водруженный 1 мая 1945 года на здании рейхстага в городе Берлине. Его водружали знаменитые сержанты Егоров и Кантария и лейтенант Берест (все из 150 стрелковой дивизии). Но впоследствии Институт военной истории России официально подтвердил, что первыми, поднявшими боевое Красное знамя над рейхстагом в Берлине 30 апреля 1945 года, были лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и рядовой Григорий Булатов – также оба из 150 стрелковой дивизии.






Copyright © А. И. Назаров, 2009–2016


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Дата последнего обновления: Wednesday, 02-Apr-2014 23:03:11 MSK
Google