Назаров Илья Федорович: жизнь и творчество

Нацистские концлагеря (1933–1945 годы)






Драгомир Барта / Drahomir Bárta (1921–1998)


Драгомир Барта

Собственноручный комментарий
И. Ф. Назарова к фотографии из фльтоальбома:

Бывший узник Маутхаузена. В филиале этого лагеря смерти Эбензее был писарем. Спас многим людям жизнь, в том числе автору данных строк. В концлагере познакомился с Алоисом Микулой. Эта фотография сделана вскоре после освобождения. У него начался туберкулёз. Его хорошо лечили и он 15 лет был редактором "Руде Право". Фотографию подарил мне 20.X.1963 г. Внизу слова: "Ивану* из Алма-Аты в память о времени, когда возникла дружба на всю жизнь. Драгомир". В концлагере мы были вместе последние семь месяцев. Все звали его ласкательно Драгош.


Пояснение: *Иван – в концлагере И. Ф. Назаров был известен как Иван Назаренко. Имя и фамилию он вынужденно изменил, когда был схвачен после побега из лагеря военнопленных

Письмо Драгомира Барты И.Ф. Назарову от 1.07.1962 г.:

Дорогой Илья,
Крепко обнимаю тебя. Большое спасибо за волнующую и интересную книжку (переданную мне тов. А. Микулой*), полную большого признания и любви к моему народу, к незабвенному Алойзу Микуле** и всем остальным чешским товарищам. Книжка вызвала у меня бурю воспоминаний о времени, которое мне иногда кажется уж очень-очень далеким, но которое внутри всех нас всё живет. Я весь разволновался. Почувствовал резкую, горькую и палящую тоску по товарищам, которые тогда прошли через мою жизнь. Десятки, сотни прекраснейших товарищей я узнал тогда, в труднейшие моменты жизни. Некоторых ты помнишь ярко, как-будто ты видел их в последний раз еще вчера, других тускло, туманно... Имя иногда отрывается от лица, лицо от имени. Кто из них теперь жив и что он делает? Где они все? Где они, дорогие твоему сердцу, из различных уголков земного шара, которых тогда паутина судьбы, разнообразнейших, невероятнейших случайностей загнала на несколько квадратных метров, чтобы они вели здесь неравный бой. Это было великое время, полное драм, полное боли и горечи, героизма и величия, время, которое народы проживают лишь изредка в своей истории. И не случайно, что все чаще и чаще обращаются к этому времени поэты, писатели, драматурги, режиссеры и историки... Всё глубже и полнее они отображают это время и кто знает, когда-нибудь, может, через десятки лет, появится новая "Война и мир" – и все предшествующие работы, в том числе и твоя, будут служить строительными материалами – когда всё, всё будет понято до самой глубины.
Для нас, проживших и переживших это время, будет всегда тяжело и больно вспоминать всех замечательных товарищей, которые остались в этом бою и не вернулись, как наш общий друг, дорогой Лойза Микула. Сердце сжимается от боли! И сколько их было! Я знал замечательного французского коммуниста – врача – звали его Генуаль. Ему могло быть за семьдесят. Высокий, худой, гумманистически мудрый, оптимистический, высокой культуры человек. Он работал в ревире*** в Эбензее и спас сотни и сотни людей, в последний момент, почти перед самым концом войны, его нацисты казнили. Не знаю, встретил ли ты его. Я познакомился с молодым русским или украинским парнем – даже точно не помню его имени. Броде Белый или как-то так, а может и иначе. Ему было 17 или 18 лет и он начинал писать стихи. Необыкновенно чистый, добрый до крайности хрупкий и чувствительный, и, очевидно, необыкновенно талантливый это был парень, с богатством чувств. С каким знанием и пониманием он рассказывал мне о русской поэзии и литературе! Недолго я был с ним знаком, он скоро скончался от туберкулеза – его нельзя было спасти, т. к. его хрупкий организм был совсем подорван. Но я и сегодня чувствую боль, когда вспоминаю его кончину. Были ли у него родители, братья, сёстры? Наверное, мне никогда не узнать об этом, ведь я даже не помню его точной фамилии.
Так можно было бы рассказать о многих прекрасных людях, часто совсем молодых и совсем талантливых, чья жизнь была растоптана грубым сапогом. Как жаль их! Каждый шаг в истории, к сожалению, искуплен бесчисленными жертвами.
Из лагеря я вынес большой оптимизм и веру, как однажды заметил наш поет C. К. Нейманн "оптимизм без суеверий и иллюзий". Не сыскать такого другого места, где можно увидеть так много и падения, и славы человеческой, как там – в лагере. Впечатления из лагеря врезали в мое сознание слова Горького: человек – это звучит гордо! И я всегда вспоминаю их, когда думаю о лагере. Правда, там не было ничего приятного и мы должны сделать все, чтобы новое поколение не должно было снова проходить через все это. Но мне кажется, что для нас это было большой школой, большим опытом, который нельзя приобрести ни в каких университетах. Я уже тогда говорил себе: если я останусь в живых, я не буду жалеть, что я должен был пройти через это. Мы не только узнали фашизм – нас сегодня не обмануть чем-нибудь похожим; и с другой стороны – у нас была возможность узнать людей без их общественной маски, без рангов, делающих из них часто макетов... Одна чешская пословица гласит: в беде узнаешь друзей. Во всем мире люди в той или иной форме повторяют эту глубокую правду. На самом деле – кого мы как друга узнали в лагере, тот не забывается на всю жизнь. Поэтому и тебя я помню так хорошо, как будто мы разошлись лишь вчера. Правда, работа, стремительный темп жизни, много разных обязанностей и забот сотни раз помешали моему хорошему намерению написать тебе уже значительно раньше. Но ты не сердись: все так, как будто мы лишь вчера видели последний раз друг друга. Антонин Микуда показывал мне фотографии твои и твоей жены и детей с твоими остроумными надписями. Мы здорово посмеялись. Поздравляю тебя с женой и детьми – передай им мой привет. Я крепко верю, что мы снова встретим друг друга и подробно поговорим. Я верю, что условия для такой встречи будут все улучшаться. Мы говорили о Антонином Микулой, что мы очень хотели бы пригласить тебя с женой в будущем а Чехословакию и мы надеемся, что нам удастся это сделать. Кстати, не знаешь ли ты чего-нибудь о Сергее Николаевиче Соколове****? Я не имею ни малейшего представления, жив ли он, где он, что он делает? Очень хотел бы его увидеть!
Что было со мной после 1945 года? С 1949 года я женат. Моя жена врач – она тоже была в лагере – Освенциме. У нас два сына: одному 5 лет, другому 9. Парни они хорошие – мы очень рады им. Из лагеря же принес себе туберкулез – это обнаружилось сразу после возвращения домой – поэтому я был несколько раз в равных санаториях, однажды целый год. Теперь, кажется, всё наладилось. После 1945 года я сначала учился в Пражском университете (изучал историю и философию). С 1950 я несколько лет проработал редактором "Руде Право". Это была интереснейшая и прекраснейшая работа. Когда я снова заболел, попросился (очень не хотелось, но что поделаешь, врачи настояли) на более спокойную работу. С тех пор я занимаюсь историей и философией, работаю заведующим кафедрой по подготовке аспирантов в Институте истории КПЧ при ЦК КПЧ (вроде вашей Академии общественных наук при ЦК КПСС). Работа также очень интересная, но, к сожалению, у меня не хватает времени для моей работы (писание), и это меня очень расстраивает. На русский язык была переведена моя книжка "Декабрьская всеобщая стачка в Чехословакии в 1920 г.". Я хотел бы тебе прислать ее, но, к сожалению, у меня ухе последний экземпляр. В ближайшее время выйдет у вас на русском языке "Учебник истории КПЧ", соавтором которого я являюсь.
В 1952 и в 1957 гг. я побывал у вас в Союзе – в Москве и Ленинграде – по несколько недель в командировке. Я много вспоминал тогда всех вас, моих дорогих, в Советском Союзе.
Пока все. Уверен, что обо всем мы сможем поговорить устно и весело выпить за счастливую встречу.
Крепко жму твою руку, обнимаю тебя, твою жену и детей. До скорого свидания! Твой Драгомир Барта.
Р.S. 0 Маутхаузене и Эбензее написал интересную книгу один французский писатель, коммунист Жан Лаффит: "Живые борются", она была переведена на русский язык. 0 Маутхаузене у нас написал интересную книгу товарищ Вацлав Бердых - если тебе интересно, могу прислать. Передай мой сердечный привет тов. Медведеву*****.
Прага, 1 июля 1962 г.


Пояснения:
*Тов. А. Микула – родной брат Алойзы Микулы
**Алойза (Лойза) Микула – общий друг Д. Барты и И. Ф. Назарова, с которым они познакомились в концлагере. Чешский коммунист. Погиб во время бомбежки в 1944 г.
***Ревир – лазарет в концлагере
****Сергей Николаевич Соколов – один из руководителей подполья в концлагере
*****Тов. Медведев – бывший узник концлагеря







Copyright © А. И. Назаров, 2009–2016


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Дата последнего обновления: Wednesday, 02-Apr-2014 22:34:21 MSK
Google