Назаров Илья Федорович: жизнь и творчество

Нацистские концлагеря (1933–1945 годы)






Рекомендую:

Словарь жаргона концлагерей фашистской Германии

Язык концлагерей фашистской Германии:
краткий библиографический очерк


Мой отец осознавал значимость темы языковой коммуникации в концентрационных лагерях фашистской Германии. Однако он не был ни лингвистом, ни филологом и за рассмотрение этой темы взяться не считал для себя возможным. Но от него я слышал, что он рекомендовал преподавателям-лингвистам из Алматинского иняза (в котором он преподавал педагогику) дать такую тему дипломной работы кому-нибудь из студентов. Сам бы он несомненно дал необходимую консультацию в процессе написания. К сожалению, никто к этой рекомендации не прислушался.

Первыми, кто обратил внимание на язык немецких концлагерей, кто предпринял анализ этого языка, были сами заключенные. Флориан Фройнд в книге о концлагере Эбензее пишет, что этому вопросу много внимания уделял чешский узник Драгомир Барта. Еще находясь в заключении, он в своем дневники написал, что записывает слова этого специфического лагерного языка на клочках бумаги, намереваясь со временем собрать их воедино составить словарь лагерного языка [Freund F. Arbeitslager Zement. Wien, 1989. S. 239–240].

Лагерный жаргон не мог не заинтересовать и профессиональных лингвистов, бывших узниками фашистских концлагерей. Один из них – Борис Оттокар Унбегаун. Уроженец России, русский немец, он в 1943 г. был заключен в лагерь Бухенвальд, где находился до самого освобождения лагеря. Процитируем известного академика-лингвиста Н. И. Толстого:

Этот период жизни отражен в яркой и хорошо документированной статье 1947 года о славянских жаргонах в немецких концентрационных лагерях.
В статье описываются все этапы и все формы лагерной жизни, приводится немецкая официальная терминология и соответствующая ей славянская арготическая. Так, немецкие слова Blockältester, Stubendienst, Tischältester, Boxältester получали в лагере польские эквиваленты blokowy, sztubowy, stolowy, boksowy, русские блоковóй, штубовóй, сталовóй, боксовóй и чешские blokový и blokan, štubový и štuban, štúbąk и т. п. Так возникал своеобразный общеславянский фонд с национальной суффиксацией. Любопытно, что лексика советских лагерей отчасти перекочевывала в немецкие. Унбегаун отмечает слово доходяга, которому соответствует польско-чешское musulman, пайка, наколка 'татуировка' и др. [Унбегаун Б.-О. Русские фамилии. 2-е изд. М., 1995. С. 436].

Выходные данные этой статьи Б.-О. Унбегауна:

Unbegaun В.О. Les argots slaves des camps de concentration // Mélanges, 1947, V, Etudes linguistiques (Publications de la Faculté des Lettres de l’Université de Strasbourg, 108).

Мои попытки найти хотя бы названия работ советских лингвистов или российских исследователей постсоветского периода, посвященных языковой коммуникации в концлагерях фашистской Германии, пока не увенчались успехом. «Невнимание» советских лингвистов к проблемам лагерного языка немецких концлагерей можно объяснить рядом причин. Прежде всего недоверчивым отношением власти к бывшим заключенным этих концлагерей, военнопленным из числа соотечественников, которое определенное время царило в советском обществе.

Во время пребывания у власти И. В. Сталина узники фашистских концлагерей в Советском Союзе считались предателями. К сожалению, это отношение по инерции продолжает сказываться и до сих пор [Конопатченков А. В. Концентрационные лагеря системы Маутхаузен в нацистской Германии (1938-1945 гг.): история, структура, сопротивление. Автореферат кандидатской диссертации. Москва, 2010. С. 3].

Часть советских узников после немецкого плена попала в сталинские лагеря. Свое пребывание в плену, в немецких концлагерях до начало хрущевской «оттепели» публично афишировать опасались. Соответственно этому и темой лагерного языка этих концлагерей никто тогда (по крайней мере, открыто) не занимался. С началом хрущевской «оттепели» писать воспоминания о пребывании плену и в немецких лагерях смерти стало можно. Но это «дозволение» партийной власти распространилось и на сталинские лагеря, в которых был свой лагерный язык. Изучение, описание последнего в СССР оказалось, очевидно, более актуальным. И эта тенденция продолжилась и в постсоветской России.

Однако было бы ошибкой утверждать, что российских языковедов совсем не интересует проблематика языка гитлеровских концлагерей. Ей уделяют внимание в связи с переводами немецкой художественной литературы, в которой встречается специфическая лексика концлагерей. Так, в 2008 г. в Магадане защищена кандидатская диссертация по лингвистике на эту тему:

Нарбут Е. В. Оригинал, текст-донор, перевод: проблемы взаимодействия: на материале переводов романа Э. М. Ремарка «Искра жизни» на русский язык.

Здесь считаю нужным напомнить, что действие романа «Искра жизни» происходит в концлагере близ города Меллерн. Такого лагеря, как и города, не было, Ремарк взял за основу данные о Бухенвальде.

Автореферат работы Е. В. Нарбут легко можно найти в сети.

В современной России язык нацистских концлагерей в контексте своих исследований изучают в основном историки. Некоторых из них интересует коммуникация русских военнопленных в лагерях времен Первой мировой войны:

Нагорная О.С. Лагерный жаргон, «platt-deutsch» и советский новояз: коммуникационные практики русских военнопленных // «Траектория в сегодня»: россыпь историко-биографических артефактов / под ред. О.С.Нагорной и др. – Челябинск: Энциклопедия, 2009. – С. 218–231).

Внимание лагерному языку периода гитлеровской Германии уделено в кандидатской диссертации А. В. Конопатченкова:

Конопатченков А. В. Концентрационные лагеря системы Маутхаузен в нацистской Германии (1938-1945 гг.): история, структура, сопротивление. Москва, 2010.

Конопатченков А. В., как он пишет, «производит анализ языка и межкультурной коммуникации в среде узников». Приведу цитату из его работы:

Анализ показывает, что самым распространенным и интернациональным явилось использования различного рода ругательств. Чуть менее популярными были обозначения мест, вещей, отношений и процессов.

Wesolowska, Danuta. Wörter aus der Hölle
Зарубежные исследователи лагерному языку концлагерей гитлеровской Германии уделяют большее внимание. Я нашел несколько имен исследователей этой проблемы из Польши и Германии. В этих странах на сегодня уже есть фундаментальные труды на эту тему.

В Польше на тему языка немецких концлагерей пиcала профессор Danuta Wesołowska (1932-2001). В 1996 г. в Кракове вышла ее книга, которая по-русски называется «Слова из ада». Работа посвящена лагерному языку заключенных Освенцима. Вскоре ее перевели и издали на немецком.

Wesołowska, Danuta. Słowa z piekieł rodem. Kraków, 1996.
Wesolowska, Danuta. Wörter aus der Hölle : die «Lagerszpracha» der Häftlinge von Auschwitz. Kraków, 1998.

Польскими авторами написана и следующая статья, изданная, впрочем, в ФРГ на немецком:

Jagoda, Zenon, Klodzinski, Stanislaw ; Maslowski, Jan: «bauernfuss, goldzupa, himmelautostrada». Zum «Krematoriumsesperanto», der Sprache polnischer KZ-Häftlinge, in: Hamburger Institut für Sozialforschung (Hrsg.): Die Auswitz-Hefte Bd. 1–2, Weinheim und Basel 1987, Bd. 2, S. 241–258.

По-русски это можно перевести примерно: Об «эсперанто крематория», языке польских узников концлагерей. Слова же bauernfuss, goldzupa, himmelautostrada – примеры лагерного жаргона.

Warmbold, Nicole: Lagersprache
В Германии о языке гитлеровских концлагерей выходили, например, следующие публикации:

Oschlies, Wolf: «Lagerszpracha»: Soziolinguistische Bemerkungen zu KZ-Sprachkonventionen // Muttersprache: Zeitschrift zur Pflege und Erforschung der deutschen Sprache. 96 (1986). S. 98–109.
Oschlies, Wolf: «Lagerszpracha» – Zu Theorie und Empirie einer KZ-spezifischen Soziolinguistik // Zeitgeschichte (Wien). Nr. 1/1985, S. 1–27.
Warmbold, Nicole: Lagersprache: zur Sprache der Opfer in den Konzentrationslagern Sachsenhausen, Dachau, Buchenwald / Nicole Warmbold. Bremen: Hempen, 2008. IX, 348 S.
Winterfeldt, Hans: Die Sprache im Konzentrationslager // Muttersprache: Zeitschrift zur Pflege und Erforschung der deutschen Sprache. 78 (1968). S. 126–152.

Из этих работ исследование Николь Вамбольд – наиболее фундаментальное. Изданная книга – текст ее диссертации, защищенной в 2006 г. Как следует из названия, в ней рассматриваются проблемы языка жертв концлагерей Заксенхаузен, Дахау, Бухенвальд.

В 2005 г. в университете финского города Тампере была защищена магистерская диссертация «Тебе надлежит умереть. Исследование устной коммуникации в национал-социалистических концентрационных лагерях» (Liljeqvist, Jani: Es gebührt dir zu sterben. Untersuchungen zur mündlichen Kommunikation in den nationalsozialistischen. Konzentrationslagern).

На этом я хотел бы закончить этот краткий библиографический обзор проблемы языка гитлеровских концлагерей. Подчеркну, что он не претендует на полноту. Более обширный список публикаций на эту тему можно найти в библиографии упомянутых выше двух монографий (польской и немецкой исследовательницы).

Рекомендую:

Словарь жаргона концлагерей фашистской Германии







Copyright © А. И. Назаров, 2009–2016


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Дата последнего обновления: Thursday, 05-May-2016 18:21:52 MSK
Google