Назаров Илья Федорович: жизнь и творчество

Повесть «Здравствуй, Андрей!»

Документальная повесть, написанная в форме писем другу юности Андрею Миронову. Его последнего – Виктор Мережников, с которым отец учился до войны в алмаатинской школе. В 1998 г. в №№ 9–10 журнала «Простор» вышел журнальный вариант повести. В архиве моего отца есть полный вариант повести, который я и решил постепенно размещать на этом сайте. В повести – зарисовки жизни алтайской деревни 30-х гг., Красной Армии накануне ВОВ, первого года войны, фашистского плена, наблюдения над японскими военнопленными в Сибири, рассказ о злоключениях бывшего военнопленного в первые послевоенные годы.




Для комментирования можете перейти в группу в Фейсбуке:


Помощь сайту:
а) с яндекс-кошелька

б) с банковской карты




«Здравствуй, Андрей!» (повесть в письмах к другу юности)


Письмо первое. Пишу, Андрей, и сам себе не верю: не диво ли, не чудо ли произошло?! С той поры, как мы расстались, минуло полвека. После войны пытался найти тебя, но безуспешно. И вот теперь боюсь произносить это «нашел». Ещё не знаю – ты ли, тебе ли пишу?! И суть, конечно, не в том, что письмо попадёт в руки однофамильца. В жизни всякое бывает, хотя тут, я теперь уверен, ошибки нет. Меня страшит другое – вдруг получит его чужой человек: по судьбе, по духу, по душевной стати, что ли.

читать полностью

Письмо второе. Прочитал твой ответ. Увидел знакомый почерк – припоминаю твой слог, а поверить в происшедшее до конца ещё никак не могу. Жизнь так мотала и хлестала, что иногда самого себя приходилось проверять: жив ли, там ли, с теми ли... Дважды перечитал письмо, и в памяти снова ожили школа, улицы, деревья, дома, кинофильмы, песни. И так всё отчётливо, ярко, что, кажется, позади и не было пятидесяти лет. Какая силища всё-таки память! Без неё человек бы не стал человеком.

читать полностью

Письмо третье. Как я уже писал, мы, желторотые юнцы с десятилетним обзованием, оказались не только поц началом командиров, но и среди старших, высокообразованных интеллигентных товарищей. Образы многих из них остались в памяти до сей поры. Среди них, примерно тридцатипятилетний, командир батареи Окуневский. Чуть выше среднего роста с продолговатым, но не сухощавым лицом, прямым носом, острыми пронизывающими темно-серыми глазами и стремительной, прыгающей походкой, при которой разлетались полы его шинели, он стоит сейчас передо мной, как живой. Мы ни разу не видели его угрюмым или уставшим. Всегда подтянутый, бодрый и требовательный. На взыскания комбат не скупился, но не забывал и про благодарности.

читать полностью

Письмо четвертое. Итак, в ночь с двадцать первого на двадцать второе июня мы улеглись спать без палаток. В четыре часа утра нас разбудила труба. «Тревога!» «Быстро в парк, к орудиям!» «Бегом!» – раздавались команды. Через полчаса наш полк на большой скорости двинулся на запад, к Одессе. И представь себе, ни у кого в уме никакого намёка о войне, все спешили на манёвры.

читать полностью

Письмо пятое. Вот так, дорогой Андрюша, плен, потом лагерь смерти. Такое невозможно было не только представить заранее, но оно не укладывается в уме до сей поры. Не верится, что это было наяву. Больше трёх лет длился кошмар.

читать полностью

Письмо шестое. Ты, наверное, подумал, не тяжело ли мне писать о тех ужасах, которые пришлось пережить. Конечно, приятного мало. Но, во-первых, пишу, а вернее изливаю душу не кому-нибудь, а другу, с которым вместе мечтали в юности о будущем, который меня знает, а потому лучше, чем кто-либо другой поймёт. Во-вторых, я уже привык рассказывать о пережитом. «Привычка», правда, далась нелегко. Ведь десять лет после войны никому не рассказывал, кроме отца с матерью, да нашей общей любимицы – учительницы по литературе Веры Алексеевны. Ты же знаешь, в те годы таких, как я, выступать не приглашали. А когда обстоятельства изменились и меня однажды попросили рассказать о зверствах фашистов, мне пришлось тяжко.

читать полностью

Письмо седьмое. Привет, Андрей! Не дожидаясь ответа на последнее письмо, я продолжаю рассказ о «фильмах» под одеялом. Сейчас вот думаю и всё больше убеждаюсь, что целительная сила их у каждого узника зависела, очевидно, от увиденного и пережитого в прошлом, от яркости тех событий, свидетелем или участником которых довелось ему быть.

читать полностью

Продолжение будет!







Copyright © А. И. Назаров, 2009–2016


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Дата последнего обновления: Wednesday, 02-Apr-2014 22:46:53 MSK
Google